Опубликовано: 14 апреля 2017, пятница

26 апреля - 31 годовщина со дня крупнейшей ядерной катастрофы в мировой истории - аварии на четвертом блоке Чернобыльской АЭС.

Беларусь, находясь в непосредственной близости от станции, понесла тяжелейший урон от взрыва и воздействия радиации. С первых дней в борьбу с невидимым врагом включились люди самых разнообразных профессий: пожарные, сотрудники органов внутренних дел, медики и многие другие. Они несли службу и работали в условиях сложной радиационной обстановки, без достаточных средств защиты, знаний и опыта. Мужество и героизм людей, которые ценой собственного здоровья и с немалым риском для жизни защищали других от радиоактивного воздействия, невозможно переоценить.

Накануне годовщины аварии на Чернобыльской АЭС мы встретились со старшим преподавателем учебного отдела тактико-специальной подготовки Центра, подполковником в запасе, Овсяником Анатолием Анатольевичем, чтобы он поделился воспоминаниями о несении службы в зоне отселения после произошедшей аварии.

Расскажите, как Вы попали в систему МВД? Что повлияло на выбор Вашей профессии?

Я проходил срочную службу в Афганистане. Это время острых и тяжелых моментов. Многие были ранены, многие погибли. К концу прохождения службы у нас с сослуживцами состоялся разговор, куда пойти дальше, чему посвятить свою жизнь. Несмотря на все трудности, которые нам пришлось пройти в Афганистане, все мы понимали, что хотим защищать, помогать людям, обеспечивать порядок и развиваться в этом направлении дальше. Возможно, немало этому способствовала идеология того времени. Даже вспоминая юношеское время, все мы хотели быть похожими на пионеров-героев. Так, часть из нас решила пойти в военное училище, часть – служить в МВД.

Я решил пройти весь путь самостоятельно, так сказать, прочувствовать все с самых низов, поэтому принял решение в пользу второго варианта. По увольнению в запас, я переехал в г. Лида (Гродненская область). Там я пришел в военкомат, стал на учет, и в этот же день прошел собеседование в отделе кадров Лидского ГРОВД. После этого меня направили на стажировку, которая длилась около 2-3 месяцев. И уже 30 августа 1984 года я был зачислен в ряды сотрудников МВД. Прошел первоначальную подготовку в Минске, после чего проходил службу в должности милиционера взвода патрульно-постовой службы.

Как и при каких обстоятельствах, Вы узнали об аварии на Чернобыльской атомной станции?

Весной 1986 года в СМИ сообщили о взрыве в Чернобыле и о проведении эвакуационных мероприятий по выселению жителей с этих территорий. Примерно через 2-3 недели пришла телеграмма о необходимости формирования первого сводного отряда от Гродненского УВД для обеспечения правопорядка на территории БССР в зоне, прилегающей к Чернобыльской АЭС. В зависимости от штатной численности каждого райотдела милиции, для несения этой службы направлялось определенное количество сотрудников. В нашем райотделе вместе со мной была сформирована группа из 10 человек. Мы прибыли в г. Гродно, где перед нами поставили задачу и выдали специальную форму. Далее мы выдвинулись в г. Комарин Брагинского района. Оттуда каждый день нас отвозили в населенные пункты, находящиеся в зоне отселения, для обеспечения правопорядка.

Как Вы восприняли новость о том, что Вам предстоит отправиться для несения службы в радиоактивную зону? Понимали ли Вы угрозу происходящего? Были ли мысли отказаться от участия?

В те годы в Советском Союзе отношение к жизни было не столь материально ориентированным, как сейчас. Ценны были понятия долга, достоинства. Поставлена задача, которая должна быть выполнена. Кто-то должен был обеспечивать соблюдение правопорядка на этой территории. Насколько мне известно, среди наших сотрудников не было людей, которые отказались от участия. Все собрались и поехали исполнять свой долг. Однако хочу отметить, что мне не приказывали выполнять эту задачу, а спрашивали, могу ли, готов ли поехать. Сейчас, анализируя те события, я думаю, что в полной мере никто на местах на тот момент не осознавал и не отдавал себе отчет, насколько серьезными могут оказаться последствия.

Опишите, что Вы увидели, когда впервые приехали в населенный пункт, жители которого уже были эвакуированы? Какие впечатления произвело на Вас увиденное?

Не помню название населенного пункта, в который мы заехали первым, но хорошо помню впечатления от города - …тяжелые. Заезжали мы днем. К тому моменту уже были эвакуированы все жители и вывезен крупный рогатый скот. Людям разрешили взять только документы и ценности. Другие вещи вывозить запрещалось. Город пустовал. Как сейчас помню закрытые пленкой окна домов и проемы колодцев. Часть домов была оставлена открытыми. Людям пришлось оставить свою привычную жизнь и уехать навсегда. Обжитая остановка без единой души вызывала ощущение чего-то аномального. Никто из нас не осознавал в полной мере, что в себе несет радиация, как она повлияет на нас. Когда я служил в Афганистане, нужно было вести боевые действия, ты видел своего противника, понимал, что нужно сделать, чтобы его одолеть. А этот враг был невидимым.

Что входило в ваши задачи и сколько времени вы провели в зоне, прилегающей к Чернобыльской АЭС?

20 мая наш отряд, первый на территории БССР, прибыл в г. Комарин. Всех нас, около 100 человек, разбили на подгруппы по 2-3 человека для патрулирования и обеспечения правопорядка в населенных пунктах в районе Чернобыльской АЭС с целью недопущения краж личного и государственного имущества. Задержанных передавали патрулям, которые доставляли их в штаб для проведения разбирательств. Находились мы в г. Комарин до 28 июня. После этого нас прибыли сменять сотрудники Минской Высшей школы милиции.

Проводилась ли какая-то разъяснительная работа со стороны государства о возможных последствиях и угрозе работы в зоне отчуждения?

Я считаю, что на момент нашего пребывания приходилось действовать в условиях ограниченных временных ресурсов, результатом чего стало отсутствие как должной разъяснительной работы, так и полного комплекса превентивных мер. Думаю, если бы мне пришлось ехать не через месяц после аварии, а, например, полгода, мы были бы осведомлены, подготовлены в большей мере. Тем не менее, с нами были медики. Каждому предоставляли комплекс обязательных медицинских средств. Каждому выдавали небольшой прибор, измеряющий уровень радиации. Использовали специальные средства для мытья. Запрещалось есть овощи, ягоды, фрукты с зараженной территории. Все продукты питания, воду доставляли извне.

Отразилась ли работа в зоне заражения на Вашем здоровье или здоровье Ваших сослуживцев?

Мне сейчас 53 года. Каждый год я прохожу комиссию. К счастью, здоровье в норме. Что касается тех людей, которые вместе со мной приехали из Лидского района, у некоторых здоровье пошатнулось, жизни некоторых закончились трагически. Наш водитель через полгода после пребывания в Чернобыльской зоне умер от лейкемии.

Сейчас, спустя много лет, Вы бы согласились отправиться на выполнение подобных заданий?

Так сложилась моя служебная деятельность, что в 2002 году я служил в боевом отделе ОСАМ (прим. отдельная служба активных мероприятий). Я выполнял задачи по охране границы, пресечению контрабандной деятельности и переброски товарно-материальных ценностей через границу. Мы выезжали в зону, прилегающую к Чернобыльской АЭС, таким образом, я оказался практически в тех же местах, что и в 1986 году. В этот раз пребывание продлилось недолго – всего около 10-12 часов. За 30 лет облик этой территории совершенно изменился: отсутствие человека и буйство природы сделали ее похожей на заповедник. Но о своём выборе не жалею. Мне выдалась возможность выполнить свой гражданский и служебный долг. И я постарался с достоинством его выполнить.

Источники фото: личный архив героя публикации; Интернет.

ПЕРЕЙТИ К КАТАЛОГУ КУРСОВ ЦСП

Поделиться в социальных сетях:

Вспоминая Чернобыль: борьба с невидимым врагом
Нажмите на изображение для увеличения

Оставьте комментарий

Ваше имя*:
Ваш комментарий:
Подписаться на комментарии (впишите e-mail):
Введите код с изображения:
* — Поля, обязательные для заполнения